Как узнать, что мы можем сами?
Осенью Трава» устроила городской образовательный лагерь. Знакомились с благотворительными и социальными проектами города, учились замечать проблематику в городской среде, обсуждали, каким бывает волонтёрство, кому, как и зачем можно помогать, а ещё — как об этом рассказывать. Поэтому — слово тем, кто был.

Алина Зверева
Когда я ехала знакомиться с «Перспективами» в психо-неврологический интернат, то внутренне готовилась к самому худшему. Я ожидала увидеть суровых охранников, почувствовать этот специфический больничный запах, который ни с чем не спутаешь, окунуться в атмосферу тоски и безнадежности. Как же сильно я ошибалась!

Первое и самое врезающееся в память — ласковые прикосновения ребят, их добрые глаза, их сильнейшее желание дружить и общаться. Вот творческая мастерская, где ребята рисуют, а в перерывах пьют кофе с португальскими пирожными.

Миша Соколов глухонемой с рождения, он любит фотографироваться и использовать в своих картинах яркие краски. Одна из них висит на входе в «Перспективы», пройти мимо просто не получится. Поневоле засмотришься на эти дома, цветы, ветряные мельницы — все яркое, теплое, брызжущее энергией, в общем такое, какой и сам Миша, где-то глубоко внутри, где слова совсем не нужны.
«Перспективы» помогают детям с тяжелыми формами инвалидности и их поддерживают, когда они становятся взрослыми.
стать волонтером | программа «Добровольный социальный год» | отправить пожертвование

Анита Петрова
Представьте, что вы приходите в гости, и чтобы подняться на этаж, нет лестницы, а кнопка вызова лифта находится на высоте пары-тройки метров. Пора учиться летать, ну или сидеть дома?

Примерно с такими сюрпризами столкнулась Наташа, когда приехала к нам в лагерь рассказывать о доступной среде. Лифт для людей с инвалидностью был, красивый и новый, но как оказалось, не подключён. В тот день мы нашли выход и перенесли встречу на первый этаж.

Мне было неудобно перед Наташей, но она не удивилась, такое случается каждый день.

Наташа рассказала, что почему-то в нашем городе в самых современных торговых центрах сплошь и рядом в примерочных магазинов одежды нет кабинок доступных для людей на коляске, а чтобы попасть в туалет, надо пройти квест «найди охранника с ключом». Даже просто купить молоко в магазине у дома оказалось не так то просто, ведь туда не всегда можно зайти.

После встречи с Наташей я стала чаще замечать пандусы под углом 60 градусов и кнопки вызова помощников для входа, например в банк, на высоте моего роста.

Не удивительно, что мы так редко встречаем людей с инвалидностью на улицах нашего города. Им бывает физически сложно выйти из подъезда.

Сейчас многое меняется в обществе, и доступная среда обсуждается, даже что-то делают. Наверно, если мы все будем замечать такие вещи и оставлять заявки, например, на установку пандусов на сайте «Красивый Петербург», или предлагать магазинам и торговым центрам оборудовать своё пространство для людей на колясках, изменения будут происходить быстрее, и не будет стыдно за наш город.
Наташа Камолинкова восстанавливается после инсульта спинного мозга и ведёт Instagram-блог про жизнь на коляске.

Вова Зайончек
Недавно в третий раз посетил Канонерский остров вместе с Ольгой Поляковой и лагерем. Мне приходилось бывать до этого два раза на Канонерке (один раз лет десять назад и этим летом на Косе), но только после экскурсии, которую провела Оля, мне по-настоящему открылся сюрреализм этого места. На небольшом клочке суши одновременно располагается ипподром, скейт-парк, нелегальная мусорная свалка, которую местные власти таки решили убрать при помощи бульдозеров, детский садик под кольцевой автодорогой, тут же заброшенные исторические здания, центральная станция аэрации и коса вдоль порта.

Дома под кольцевой постепенно расселяют, в хрущевках в некоторых квартирах нет окон.

Население острова порядка полутора тысяч человек, работает всего лишь одна аптека, какие-то продуктовые магазины, автономным назвать это место точно нельзя.

Все это непохожее на Санкт-Петербург безумие привлекает творческих людей. Как рассказывает Оля, в снесенных цистернах и заброшенных зданиях проводили концерты и кинопоказы, по острову постоянно водят экскурсии, на крыше самого высокого здания бывают тусовки, место также привлекает художников.

Волонтеры и сотрудники из организации «Мусора.Больше.Нет» уже третий год очищают косу и пытаются протащить в администрацию Кировского района свой проект по облагораживанию этой территории: велодорожки, пешеходные зоны, барбекю-зоны. Несмотря на свою отчужденность, остров живет, что тоже является неким диссонансом.
«Мусора.Больше.Нет» убирают мусор, сажают деревья, продвигают раздельный сбор и принцип залоговой стоимости тары.
организовать акцию | стать волонтёром | внести пожертвование

Марья Тимофеева
Что для меня было самым ценным?

Несомненно это дружеская атмосфера. Это темы которые поднимались и то, как о них рассказывалось. Мы изнутри познакомились со структурой волонтёрства в разных направлениях. Было интересно узнать, как можно помочь людям, городу практически во всём, даже если времени на это мало. Очень ценной была встреча с Наташей, после которой по-другому посмотрела на проблему людей с ограниченными возможностями.

Сложно выбрать какие-то отдельные моменты, все дни были не только познавательными, но ещё и наполнены оптимизмом.

Настя Смирнова
Где лежат границы моего района? Когда простой житель может стать активным наблюдателем, начать изучать и исследовать?

Люди с ограниченными возможностями — кто они сегодня? А кто мы для них? И что, на самом деле, их возможности ограничивает?

Бездомные, они какие? Отталкивающие? Павшие? А что, если они порой вежливее нас? Намного уязвимее? Как они «туда» попадают? И кто помогает им «оттуда» выбраться?

Я никогда не была в лагере. Ни по ту, ни по эту стороны (это я про вожатых, отряды). Поездки к сёстрам в родительский день не считаются. И даже в лагерь при школе во время каникул я не ходила. То ли не было его, то ли не для меня он был.

В первых числах ноября мы делали городской молодёжный лагерь в моём районе про волонтерство, общество и социальные проблемы. И сложно сказать, были ли мы «вожатыми» или активными участниками процесса?! В этом плане «Трава» всегда отличалась умением объединить, убрать границы и рамки, вовлечь и заставить мозговые шестерёнки разгоняться.

И вот мы уже в Автово. Срываем объявления «о работе» (читай: рабстве и чёрном рынке), изучаем кладбище как пространство, присматриваемся к пустынному неосвоенному парку, воображаем конструкции для отдыха под эстакадой в компании социолога Любы.

А на следующий день знакомимся с Наташей, которая за считанные минуты переворачивает сознание, умело может выкорчевывать чувство жалости к себе, постоянно улыбается и делится мыслями, которые, как оно часто бывает, невероятно очевидны, но при этом весьма редкие гости в наших головах. Парковка для инвалидов, широкая примерочная, специально оборудованные туалеты, пандусы и поребрики. Такие часто встречающиеся уже вроде вещи, но используемые нами. Тут можно было бы поставить точку! Активно используемые нами! И намного реже теми, для кого они предназначены. Выходит, мы и есть ограничители возможностей!?

А в другой день идём в гости в «Ночлежку», где с нами приветливо здороваются и что-то подсказывают те самые, вызывающие у кого-то вопросы, люди. А может стоит почаще задавать вопросы самим себе? Почему так происходит? Каковы истинные причины попадания человека на улицу? Есть ли в этом вина общества? Точнее насколько велика в этом вина общества? Равнодушие, брезгливость, хамство, отстраненность — черты, совершенно не присущие «Ночлежке», её сотрудникам, волонтерами и помощникам! Чего нельзя сказать о других, о том самом обществе. Но пока есть такие люди, их акции, проекты, инициативы, идеи, в нашем городе, в этом мире хочется жить.

Наблюдать, отстаивать возможности тех людей, которые их отстоять порой не в силах, воспитывать в себе тактичность и чуткость к окружающим, особенно к тем, кого жизнь бьёт и настойчиво из общества выталкивает, пожалуй про это был наш первый молодёжный лагерь на «Траве». И был первый лагерь для меня.
«Ночлежка» 27 лет помогает бездомным: не только едой и одеждой, но и с восстановлением документов, устройством на работу и решением юридических споров.
стать волонтером | пожертвовать деньги, продукты, лекарства и предметы гигиены
А ещё был мастер-класса по ре-юзингу: создавали блокноты для заметок про лагерь из старой бумаги и «мусора», обсуждая экологию как концепцию и возможности эковолонтёрства.

Оля Мнишко объяснила, как развивалась Велосипедизация Санкт-Петербурга: как формировалось независимое движение, продвигающее развитие велоинфраструктуры в городе.
Велосипедизация Санкт-Петербурга возвращает улицы пешеходам, велосипедам и общественному транспорту.
пожертвовать деньги или предложить проект
На прогулке-исследовании окрестностей метро «Автово» с Любой Чернышевой участники отмечали признаки неравенства в общественных пространствах и на частной территории: изучали площади, заведения общепита, кладбище и окна жилых домов — как социологи и внимательные горожане.

Побывали в гостях у благотворительного фонда AdVita, где узнали про структуру и фандрайзинговые проекты фонда, про подопечных, а ещё про донорство и про волонтёрство.
AdVita с 2002 года помогает детям и взрослым, больным раком.
стать волонтёром | отправить пожертвование | стать донором костного мозга
Идея лагеря была в том, чтобы показать широкий спектр возможностей в чем-то участвовать, кому-то помогать и что-то менять. Мы во многом основывались на принципах, которым научились в программе Диалог у воды, организованной социологами и урбанистами из Санкт-Петербурга при поддержке МИД ФРГ.
Строили программу по опросу интересов участников.
Участники разного возраста и с разным опытом перемешались между собой и с координаторами лагеря и все вместе на равных обменивались мнениями, обсуждали, составляли сами вот этот спектр возможностей.
Мастер-класс про тексты и истории на социальные темы и был построен на том, что отвечали, обсуждали и дополняли участники.
То, что обычно считается форс-мажором, стало одним из ключевых опытов: как описала Анита, блогерша на коляске не смогли подняться на второй этаж, потому что специальный лифт в ПМК не был подключен. И директор ПМК констатировал, что они «не приспособлены для инвалидов», хотя формально всё оборудование есть.
Основа итогового текста — рефлексия участников.
«Трава» считает, что образование — основа системных перемен. В первый раз лагерь поддерживала администрация Кировского района. Мы бы повторили. Пишите, если вы хотите стать партнёром или спонсором.
Редактура — Ольга Полякова
Фотографии — Кирилл Куликов, Вова Зайончек
А сам лагерь делали: Ася Сеничева, Анита Петрова,
Алина Гараева, Настя Смирнова, Ольга Полякова