Права человека и наркополитика
Транснациональный институт (TNI) верит, что права человека должны находиться в центре любого разговора о наркоконтроле.

Мария Улибегова перевела статью TNI Human rights and drug policy, вышедшую в мае 2015 и обновлённую в марте 2017.
TNI — международная сеть активистов научного мира, которые занимаются критическим анализом общемировых проблем и тенденций и предлагают интеллектуальную поддержку движениям, цель которых — направить развитие в сторону демократических, равноправных и экологически рациональных процессов.

TNI основан в 1973 году в Амстердаме изначально как международное отделение Института Политических Исследований.
1
Почему TNI верит, что права человека должны лежать в основе наркоконтроля?
С момента своего создания в 1970-х TNI всегда верил в необходимость найти глобальные решения для глобальных проблем, а также был сильным защитником принципа многосторонности и сторонником эффективной работы Организации Объединенных Наций, которая выступает гарантом всеобщих прав человека. В вопросе о наркотиках наша позиция предельно проста: в борьбе с наркотиками должно быть уважение к правам человека.

Мы защищаем право фермеров, включенных в нелегальную экономику, жить достойной жизнью.

Мы выступаем за декриминализацию употребления, хранения с целью личного использования и мелких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Мы отстаиваем политику уменьшения вреда и выступаем за дифференциацию веществ в зависимости от того, насколько они опасны для здоровья.

Мы также защищаем принцип пропорциональности: это базовый принцип, который, казалось бы, должен быть очевиден для всех, но пока война на наркотиками набирала обороты, он затерялся: каждый человек, который вовлечен в незаконный оборот наркотиков, будь то фермер, продавец или потребитель, — все они находятся под полноценной защитой прав человека.

Любая мера, которая используется при борьбе с наркотиками и нарушает основные права человека, является противозаконной. TNI всегда будет бороться против мер, которые нарушают право жить достойной жизнью.
2
Как эволюционировала система прав человека ООН?
После Второй мировой войны международное сообщество объединилось вокруг идеи мира и логического позитивизма. Пятьдесят государств подписали Устав Организации Объединенных Наций 26 июня 1945 года в Сан-Франциско для того, чтобы предотвратить будущие войны и «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций».

Устав построен на трех столпах: права человека, развитие, мир и безопасность. Спустя три года, в 1948, была принята Всеобщая декларация прав человека, и её провозгласили «всеобщим стандартом, к которому должны стремиться все народы и нации». Обязательства, прописанные в Уставе ООН, превалируют над обязательствами из других международных конвенций. В статьях 55 и 56 Организация Объединенных Наций и входящие в нее страны дают обещание содействовать социальному развитию и «всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, вне зависимости от расы, пола, языка или вероисповедания». Чтобы стать членом ООН, страна должна ратифицировать (подписать) Устав.

Принятие Всеобщей декларации прав человека в 1948 — это ключевой этап в становлении международной системы прав человека. Условия Декларации обрели юридическую силу в двух пактах, принятых в 1966: Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Вкупе эти три документа известны как Международная хартия прав человека.

В наши дни девять соглашений формируют базовый аппарат инструментов по защите прав человека и включают в себя два пакта, указанные выше, а также соглашения по следующим вопросам: пытки, расовая дискриминация, права детей, насильственное похищение, дискриминация против женщин, рабочих мигрантов, людей с инвалидностью. Каждое государство-член ООН ратифицировало по крайней мере одно из этих соглашений, большинство стран ратифицировало больше.
Независимые комитеты («договорные органы») при каждом соглашении призваны наблюдать за реализацией соглашений. Эти комитеты периодически анализируют процессы внутри государств, механизмы подачи частных и коллективных жалоб, и в некоторых случаях — то, как разных странах идет расследование правонарушений.

Механизмы, призванные более пристально контролировать реализацию прав человека, разработаны в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Среди них — Универсальный Периодический Обзор (УПО) при Совете по правам человека ООН. Универсальный периодический обзор предполагает, что государства-члены ООН изучают, какие шаги сделали другие страны-члены ООН для реализации совместных обязательств на пути к созданию гражданского общества. «Специальными процедурами» Совета занимаются независимые эксперты из рабочих групп, которые изучают отдельные темы или ситуации в отдельных странах. Этим занимаются, например, Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках, Специальный докладчик ООН по вопросу о правах коренных народов и Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на здоровье.

Международные нормы в области прав человека являются юридически обязывающими в соответствии с тему соглашениями, которые подписало каждое государство. Кроме того, отдельные права человека несут юридическую силу в обычном праве. Это значит, что некоторые права человека имеют юридическую силу вне зависимости от того, было ли соглашение ратифицировано в той или иной стране или нет. Например, свобода от рабства и свобода от пыток действуют везде. С тех пор, как был принят Устав, права человека для государств-членов ООН стали всеобщей и юридически обязывающей нормативной рамкой.
3
На каких принципах основана текущая система наркоконтроля?
Независимые комитеты («договорные органы») при каждом соглашении призваны наблюдать за реализацией соглашений. Эти комитеты периодически анализируют процессы внутри государств, механизмы подачи частных и коллективных жалоб, и в некоторых случаях — то, как разных странах идет расследование правонарушений.

Механизмы, призванные более пристально контролировать реализацию прав человека, разработаны в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Среди них — Универсальный Периодический Обзор (УПО) при Совете по правам человека ООН. Универсальный периодический обзор предполагает, что государства-члены ООН изучают, какие шаги сделали другие страны-члены ООН для реализации совместных обязательств на пути к созданию гражданского общества. «Специальными процедурами» Совета занимаются независимые эксперты из рабочих групп, которые изучают отдельные темы или ситуации в отдельных странах. Этим занимаются, например, Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках, Специальный докладчик ООН по вопросу о правах коренных народов и Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на здоровье.

Международные нормы в области прав человека являются юридически обязывающими в соответствии с тему соглашениями, которые подписало каждое государство. Кроме того, отдельные права человека несут юридическую силу в обычном праве. Это значит, что некоторые права человека имеют юридическую силу вне зависимости от того, было ли соглашение ратифицировано в той или иной стране или нет. Например, свобода от рабства и свобода от пыток действуют везде. С тех пор, как был принят Устав, права человека для государств-членов ООН стали всеобщей и юридически обязывающей нормативной рамкой.
Система ООН по наркоконтролю основана на трех соглашениях: Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года, Конвенция о психотропных веществах 1971 года и Конвенция 1988 года против незаконного оборота наркотиков.
Все три крупнейших международных соглашения о борьбе с наркотиками подкрепляют и дополняют друг друга. Конвенции 1961 и 1971 года имели важную функцию — кодифицировать меры по контролю за наркотиками на международном уровне для того, чтобы сделать наркотики и психотропные вещества доступными для медицинских и научных целей.

В то же время, эти конвенции стремятся предотвратить уход наркотиков в незаконные каналы сбыта и включают в себя общие положения по использованию веществ и контролю за их оборотом. Конвенция 1961 года была посвящена наркотикам именно растительного происхождения, таким, как опиум, героин, кока, кокаин и каннабис, и распределила их в разные списки в зависимости от уровня вреда, но в результате политического давления и каннабис, и кока оказались — ошибочно — классифицированы, как наркотики особенно опасные по сравнению с героином.

Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года привела к тому, что обязательное уголовное преследование за незаконные производство, хранение и оборот наркотиков стало крепкой традицией. Все три конвенции начинаются с преамбул, в которых выражена обеспокоенность вопросами здоровья и благополучия человечества.

Права человека упоминаются прямо лишь единожды во всех трех соглашениях — в статье 14(2) Конвенции 1988 года. Однако эти конвенции необходимо понимать и интерпретировать в соответствии с действующими обязательствами по соблюдению прав человека. Здоровье и благополучие человечества считаются ключевыми принципами этих конвенций о наркотиках. Но предосудительное отношение к наркотикам, людям, которые их производят, продают и потребляют, так же, как и меры наказания, которые напоминают меры военные, — всё это оказало огромное влияние на итоговые результаты борьбы с наркотиками.

На деле оказалось, что в странах по всему миру при борьбе с наркотиками нарушаются права человека. На протяжении последних десятилетий главной стратегией в решении проблем, связанных с наркотиками, было силовое подавление. И на национальном, и на международном уровне бóльшая часть ресурсов была направлена на борьбу с рынком незаконного оборота наркотиков. Как и с реакциями на другие потенциальные «угрозы», вроде терроризма, борьба с наркотиками привела к подрыву института гражданских свобод и бесчисленным нарушениям прав человека по всему миру. Государства продолжают проводить военные операции против владельцев небольших ферм каннабиса, коки и опийного мака, распыляют химикаты на урожаи запрещенных растений, вынуждают людей покинуть свою землю.

Некоторые страны наказывают смертью тех, кто нарушил закон о наркотиках. В обзорном отчете 2012 года о смертной казни за правонарушения, связанные с наркотиками, Международная ассоциация по снижению вреда от психоактивных веществ (Harm Reduction International) назвала 33 государства и территории, где существует смертная казнь за нарушение закона о наркотиках. Немногие страны используют эту меру наказания — и еще меньше доводят дело до казни — но во всех этих странах сотни человек лишаются жизни. Увы, число стран, предписывающих смертную казнь за правонарушения, связанные с наркотиками, лишь возросло после того, как были приняты конвенции 1988 года против незаконного оборота наркотиков.

Более 10 миллионов людей по всему миру в настоящее время содержатся в заключении; значительная часть из них осуждены за наркопреступления. США — страна, где мера наказания в виде заключения под стражу избирается чаще, чем где бы то ни было; из всех заключенных — 25% (около 500 тысяч людей) осуждены за наркопреступления. Очевидно, что в США расовая принадлежность играет существенную роль в заключении под стражу: в 2003 году чернокожий мужчина в 11,8 раз чаще попадал в тюрьму за наркопреступление, чем белый мужчина; а чернокожая женщина в 4,8 раз чаще попадала за решетку за наркопреступление, чем белая.
Этнические предрассудки в работе полиции и системы наказания также были выявлены в Англии и Уэльсе.
В Латинской Америке число осужденных за наркопреступления даже выше, согласно докладу TNI и WOLA (Washington Office on Latin America — НПО, занимающееся вопросами прав человека в Латинской Америке — примечание переводчицы) о тюрьмах и региональных законах, регулирующих наркотики. Потребители и мелкие нарушители теснятся в переполненных тюрьмах, что приводит к печальным последствиям.

В Европе и Центральной Азии одна из 4-х женщин, находящихся в тюрьме, отбывает срок за ненасильственное наркопреступление.

В Юго-Восточной Азии и Китае сотни тысяч людей заключаются под стражу на месяцы и иногда годы в исправительные учреждения, где они подвергаются обязательному «лечению», чтобы больше не употреблять наркотики. Во многих из этих центров медицинское лечение и уход не предоставляются. В курс «лечения» входит принудительный труд, физическое и сексуальное насилие. Соблюдение предусмотренных законом процедур и судебный пересмотр дела недоступны для заключенных.

Другое печальное следствие современной международной борьбы с наркотиками — очень низкая доступность во всем мире жизненно необходимых контролируемых лекарственных препаратов, таких как морфин и метадон.

Многие юридические системы внутри государств осуждают преступников за мелкие наркопреступления на несоразмерно длительный срок, и в 33-х странах по-прежнему за преступления, связанные с наркотиками, наказывают смертью.
Это приводит к тому, что в системе уголовного правосудия мелкие правонарушители, задержанные в связи с наркотиками, получают более суровое наказание, чем насильники, похитители и убийцы.
Во многих странах тюрьмы переполняются, система уголовного правосудия теряет способность эффективно работать и приходит в негодность. В это же время сами заключенные сильно рискуют заразиться ВИЧ, гепатитом С, туберкулезом.

В контексте наказаний и законодательства, регулирующего наркотики, конвенции по борьбе с наркотиками обязывают участников создать несколько разных мер наказания за наркопреступления в рамках закона конкретной страны. При этом конвенции разрешают странам устанавливать меры наказания пропорционально совершенным преступлениям, в том числе такие наказания, которые не включают в себя тюремное заключение.

Серьезные преступления, такие как незаконный оборот наркотиков, должны нести за собой более суровое и длительное наказание, чем такие правонарушения, как хранение наркотиков с целью личного использования. В этом плане очевидно, что меры, не подразумевающие лишение свободы, и программы реабилитации за правонарушения, связанные с личными дозами, — это решения, соразмерные тяжести преступления и более эффективные для отправления правосудия.
4
Что мы делаем для того, чтобы интегрировать права человека в международную систему контроля за наркотиками?
Когда наркотики под запретом, рынок, связанный с этим прибыльным делом, попадает во владение преступных организаций, что формирует огромные суммы нелегально полученных денег, отмывание которых подогревает вооруженные конфликты по всему миру.

Многие годы аппарат ООН игнорировал противоречивую ситуацию, которую породила международная система борьбы с наркотиками. Хотя преамбула Конвенции 1961 года определяет главную цель системы ООН по борьбе с наркотиками как «защита здоровья и благополучия человечества», попытка международного сообщества контролировать потребление и производство незаконных веществ зачастую несет больше вреда и негативных последствий, чем сами вещества.

В разговоре о наркотиках очень мало внимания уделяется вопросам здоровья и социального обеспечения. В 1987 Международная конференция по борьбе со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом призвала к созданию «сбалансированного подхода»: необходимо уделять столько же усилий на снижение спроса на незаконные вещества, сколько на борьбу с их производством и оборотом. Тем не менее этот баланс не был достигнут.

В 1998 году во время работы Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (UNGASS) международное сообщество утвердило Руководящие принципы в сфере сокращения спроса на наркотики. С принятием этих принципов международное сообщество обратило чуть больше внимания на реабилитацию наркозависимых и на сокращение вреда от употребления наркотиков. Отчасти эта тема привлекла внимание из-за эпидемии ВИЧ/СПИДа среди людей, потребляющих наркотики.

Все это случилось до 2008 года. В 2008 Комиссия по наркотическим средствам ООН (создана в 1946) приняла резолюцию по правам человека. До этого момента многие противились или напрямую запрещали такой дискурс вокруг наркотиков, который включал бы в себя разговор о правах человека. Резолюция призвала систему ООН по борьбе с наркотиками более плотно взаимодействовать с системой защиты прав человека. Это стало возможным только после того, как из текста были исключены смертная казнь, новая декларация о правах коренных народов и любое упоминание специальных механизмов ООН по защите прав человека. Тем не менее с тех пор, как эта резолюция была принята, гарантии прав человека стали более часто появляться в текстах резолюций Комиссии ООН по наркотическим средствам (CND).

Каждый год Генеральная Ассамблея ООН принимает резолюцию по борьбе с «мировой проблемой наркотиков». На протяжении многих лет резолюция начинается с параграфа, утверждающего необходимость вести эту борьбу так, чтобы она полностью соответствовала Уставу ООН и уважала права человека в полном объеме. Политическая декларация по наркотикам 2009 года, утвержденная Комиссией ООН по наркотическим средствам, отражает это требование. К сожалению, в текст декларации эта мысль не была включена в качестве ключевой.

Совет по правам человека принял резолюцию, которая поручила Верховному комиссару по правам человека «подготовить исследование по влиянию мировой проблемы наркотиков на соблюдение прав человека, проконсультировавшись с государствами-членами ООН, представительствами ООН и другими соответствующими структурами, и представить это исследование Совету по правам человека на Тридцатой Сессии, а также дать рекомендации по соблюдению, защите и поощрению прав человека в контексте мировой проблемы наркотиков, обращая особое внимание на потребности пострадавших лиц и лиц, находящихся в уязвимом положении». Управление Верховного комиссара ООН по правам человека пригласило неправительственные организации содействовать исследованию. Вклад TNI в это исследование можно найти здесь.

Проведенное исследование было представлено для экспертной дискуссии о влиянии мировой проблемы наркотиков на соблюдение прав человека, заседание состоялось во время Тридцатой Сессии Совета по правам человека в сентябре 2015 года.

В докладе были указаны несколько областей прав человека, которые оказались под влиянием мировой проблемы наркотиков, в том числе право на здоровье, права, связанные с уголовным судопроизводством (включая право на жизнь), запрет дискриминации, права ребенка и права коренных народов.
Специальная сессия по мировой проблеме наркотиков UNGASS 2016
Генеральная Ассамблея ООН провела Специальную сессию по мировой проблеме наркотиков 19–21 апреля 2016 в Главном штабе ООН в Нью-Йорке после того, как в 2012 году правительства Колумбии, Гватемалы и Мексики приняли совместную декларацию. Эта совместная декларация призывала ООН «глубоко осмыслить и проанализировать все доступные инструменты, в том числе регулятивные и рыночные меры, с целью установить новую систему понятий и взглядов, которая пресечет поток ресурсов в преступные организации». Это была третья сессия за всю историю существования Генеральной Ассамблеи, которая была посвящена исключительно мировой проблеме наркотиков. Предыдущая сессия на эту тему была проведена в 1998.

Учитывая этот контекст, многие участники надеялись на масштабный пересмотр «войны против наркотиков» и основных стратегий в международной борьбе против наркотиков, существовавших на тот момент. Хотя открытые и откровенные обсуждения в рамках Сессии и показали, что неприятие доминирующих методов нарастает, результаты, особенно отраженные в итоговом документе Сессии, были значительно менее радикальными, чем на то надеялись.

Итоговый документ, составленный до начала Сессии, был принят без голосования в самом начале Сессии, что утвердило мнение о том, что цель построить «общество, свободное от злоупотребления наркотиками» — это нереалистичная цель. В документе растущее движение за отмену смертной казни за наркопреступления не получило признания, не были упомянуты и движение за снижение вреда от употребления наркотиков, и правомерность декриминализации в рамках международных соглашений. Тем не менее документ помог создать платформу для дальнейшего движения по некоторым ключевым вопросам: в документе утверждался новый подход на основе семи столпов, включая «рекомендации по сквозным вопросам, связанным с наркотиками и правами человека, молодежью, детьми, женщинами и сообществами», документ одобрил цели в области устойчивого развития, упоминал концепцию соразмерного наказания за первое правонарушение, значительное внимание уделял вопросу о доступе к законным лекарственным средствам, упомянул отдельные методы снижения вреда от употребления наркотиков и призвал к «альтернативным или дополнительным мерам в области тюремного заключения или наказания».

В своем заявлении Верховный комиссар по правам человека Зайд Раад аль-Хусейн говорил о «подавленном воодушевлении», но главным образом выразил свое «глубокое разочарование» результатами UNGASS. Один пример, который он упомянул, был о том, что в исходном документе язык относительно прав коренных народов был «неоднозначным», и что «было бы лучше, если бы точно утверждалось, что коренные народности имеют право использовать наркотические вещества в традиционных или религиозных обрядах в тех случаях, когда для этого есть историческое основание».

Этот вопрос было невозможно свободно обсудить, так как Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года прямым языком обязывает всех участников прекратить такие практики, и по политическому соглашению Специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН обязана безоговорочно следовать принятым соглашениям. Спустя месяц Верховный комиссар обратился к Совету по правам человека в Женеве и заявил, что «шокирован столь широко применяемой практикой — использовать права человека как пустой лозунг, "потемкинские деревни"» . Говоря о том, что «законы и принципы прав человека являются юридически обязывающими», он подчеркнул, что эти обязательства «неправильно упоминать просто для галочки». А результат Специальной сессии оказался как раз тем случаем, когда так и произошло, хотя, возможно, итоговый документ и обеспечивает самую сильную защиту прав человека за всю историю резолюций ООН, посвященных борьбе с наркотиками. Тем не менее в нем нет конкретных рекомендаций о том, какие практические меры можно принять в сфере декриминализации, отмены смертной казни, снижения вреда от употребления наркотиков и уважения прав коренных народов (на это указали соответствующие органы по защите прав человека). После того, как итоговый документ был утвержден во время открытия Специальной сессии, многие страны опубликовали официальные заявления, в которых выразили свое разочарование сложившейся ситуацией.
5
Что делает Управление по наркотикам и преступности ООН для того, чтобы права человека обрели больше значимости в сфере наркоконтроля?
В 2008 исполнительный директор Управления ООН по борьбе с наркоманией и преступностью (UNODC) опубликовал доклад под названием «Когда борьба с наркотиками соответствует цели: десятилетний опыт Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН». Этот доклад внес лепту в обсуждение новой политической декларации, новых стратегий и планов действия, которые впоследствии были приняты в 2009 году на Сессии высокого уровня при Комиссии ООН по наркотическим средствам (CND). В этом документе за 2008 года директор UNODC признал, что международная система борьбы с наркотиками привела к непреднамеренным последствиям, в том числе к смещению ориентиров в политике (фокус на соблюдение законов и правопорядка, меньше внимания к здравоохранению) и к маргинализации наркопотребителей.

Доклад напоминает читателям, что «Устав Организации Объединенных Наций имеет приоритет над всеми другими инструментами», и призывает к тому, чтобы в течение следующих десяти лет приложить тройные усилия к следующему: «…утверждать основные принципы (многосторонность и защита здравоохранения); улучшать работу контролирующих систем (достигать задачи UNGASS и одновременно сочетать правоохранение, профилактику, реабилитацию и стратегии уменьшения вреда); и смягчать эффекты от непредвиденных последствий.»

Резолюция по правам человека, принятая в 2008, очертила четкий круг обязанностей для Управления ООН по наркотикам и преступности — пристально изучить и оценить свою ответственность в сфере утверждения прав человека. В 2010 для CND был издан отчет о работе UNODC и правах человека, и в 2012 UNODC опубликовало директивную записку для сотрудников о последствиях их работы в соблюдении прав человека.

UNODC опубликовало директивную записку для сотрудников о последствиях их работы в соблюдении прав человека. В этой директивной записке UNODC признает, что «всегда существует риск, пусть и малый, что деятельность UNODC может негативно повлиять на реализацию прав человека». Управление предлагает стратегии по снижению этого риска. Но на данный момент конкретные действия по реализации этих стратегий предприняты не были.
Необходимо незамедлительно отреагировать на эту ситуацию, так как теперь документально подтверждено, что программы Управления ООН по борьбе с наркоманией и преступностью (UNODC) помогали арестовывать людей, подозреваемых в незаконном обороте наркотиков, и впоследствии экстрадировать их в страны с действующей смертной казнью, и в некоторых случаях эти люди были казнены.
По этой причине Дания, среди прочих государств, больше не оказывает финансовую поддержку программе UNODC по борьбе с наркотиками в Иране.

Во Всемирном докладе о наркотиках 2016 года, опубликованном UNODC, были даны ответы Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (UNGASS) и особое внимание было уделено тому, как важно, чтобы международная наркополитика ориентировалась на цели в области устойчивого развития и более широко — на глобальные инициативы в области развития. В докладе подчеркивается взаимозависимость мировой проблемы наркотиков и целей в области устойчивого развития (ЦУР) в следующих сферах: преодоление неравенства, укрепление здравоохранения, достижение гендерного равенства, борьба с бедностью, защита природы и биологического разнообразия, обеспечение мирного и справедливого общества, установление международного сотрудничества. В докладе подчеркивается, что для того, чтобы наркополитика способствовала, а не мешала реализации ЦУРов, она должна полностью согласовываться с международными правами человека, быть основана на эмпирических данных, должна учитывать гендерные факторы. Право заключенных на здравоохранение особенно подчеркивается в докладе. Однако в то же время в докладе по-прежнему утверждается значительная роль правозащитных механизмов.
Война против наркотиков в Таиланде
В 2003 популистский премьер-министр Таиланда Таксин Чиннават начал агрессивную «войну против наркотиков» с целью за три месяца искоренить употребление, торговлю и производство наркотиков в Таиланде. Кампания привела к тому, что подозреваемых в обязательном порядке включали в наспех собранные «черные» и «розыскные списки», представители правозащитного движения получали угрозы, в стране царили насилие, незаконные аресты и другие нарушения со стороны тайской полиции, принудительная или обязательная реабилитация наркозависимых и массовые убийства без суда и следствия. Правительство объявило, что ответственность за эти убийства лежит на преступных группировках, вовлеченных в наркоторговлю, но правозащитные организации в ответ обвинили власть в том, что они «поощряют политику насильственного экстремизма среди государственных служащих на самом высоком уровне».

После того, как Таксин был свергнут в результате переворота в сентябре 2006, независимый особый комитет, который создало временное военное правительство, расследовал противозаконные убийства и обнаружил, что в период с февраля по апрель 2003 года были убиты 2819 человек. Многие из умерших были занесены в черный список полицией или органами местного самоуправления как заподозренные в торговле наркотиками. Из этих смертей 1370 были связаны с наркоторговлей, в то время как 878 — не были. Другие 571 человек были убиты без явной причины. Офицеры полиции были заподозрены во многих нападениях, особенно в связи с тем, что многие потерпевшие скончались вскоре после того, как их забрали в полицейский участок для допроса. Несмотря на многие обещания привлечь к ответственности тех, кто участвовал в убийствах, по сей день не были предъявлены обвинения ни одному высокопоставленному военнослужащему или офицеру полиции, участвовавшему в кровавых преступлениях. Несколько государственных служащих низкого звена были признаны виновными, и трех полицейских приговорили к смерти в июле 2012 за убийство подростка во время нарко-погромов.

Хотя опросы общественного мнения во время войны против наркотиков показывали, что общество поддерживает насильственные действия правительства, эта война не привела к сокращению незаконной торговли, сокращению потребления или производства наркотиков в Таиланде. Наоборот, она только сделала всё это еще более опасным. Большинство наркопотребителей продолжают использовать героин или метамфетамин, хотя и реже и за более высокую цену. Специалисты реабилитационных центров также отметили, что многие люди, начинавшие в 2003 курс реабилитации, вообще не употребляли наркотики, но в связи с тем, что их заподозрили в употреблении наркотиков, они начали реабилитацию, так как опасались за свою жизнь.
Reuters
«Свободно вызывайте полицию или сделайте это сами, если у вас есть пистолет или ружье, — можете полагаться на мою поддержку».
Война против наркотиков на Филиппинах
Очевидно, что в Таиланде жестокое преследование наркопотребителей обернулось провалом. Несмотря на это, другие страны продолжают использовать похожие стратегии. С тех пор, как Родриго Дутерте был избран президентом Филиппин в июне 2016, страна проводит кровопролитную «войну против наркотиков», также известную как Oplan Tokhang («Операция Tokhang»). Согласно сообщениям, в декабре 2016 было убито от 5000 до 6100 человек.

Жертвами стали люди, подозреваемые в употреблении или распространении наркотиков, а также несколько случайных прохожих, в том числе дети. Приблизительно 2000–2300 из этих убийств были совершены полицейскими. Остальные убийства совершили «неизвестные нападавшие». Наблюдатели за соблюдением прав человека и другие эксперты считают, что линчеватели, замешанные в этих преступлениях, действуют с официального разрешения «сверху». Правительство отрицает эти обвинения, а полиция утверждает, что расследует все убийства. Однако наблюдатели отмечают, что многие из преступлений, совершенных по «самосуду», очень напоминают методы «отрядов смерти», орудовавших в городе Давао как раз в тот период, когда Дутерте был там мэром, как говорится в докладе 2009 года организации по защите прав человека Human Rights Watch.

В своем докладе от 1 марта 2017 года Human Rights Watch сообщает, что провели исследование 32 убийств, совершенных в октябре 2016–январе 2017. Они выяснили, что показания свидетелей часто шли вразрез с заявлениями полиции о самообороне и что полиция в рабочем порядке подбрасывала улики. Согласно докладу, «Human Rights Watch расследовали отдельные происшествия и установили, что полиция совершала внесудебные расправы — сотрудники органов правопорядка или их агенты намеренно убивали задержанных».

Структуры в правительстве Филиппин продвигают законодательство, которое еще больше усугубит «войну против наркотиков», в том числе вернёт на Филиппины смертную казнь за наркопреступления и снизит возраст наступления уголовной ответственности с 15 до 9 лет. Также президент Дутерте говорил в ноябре о возможном выходе из Международного уголовного суда после того, как в октябре Фату Бенсуда, Прокурор Международного уголовного суда, заявила, что она «глубоко озабочена» сообщениями о внесудебных расправах на Филиппинах.

Хотя неясно, насколько сильно официальные представители правительства вовлечены во внесудебные убийства, Дутерте поощряет эти убийства в своих речах, говоря о наркопротребителях, например, следующее: «Вперед, сами убивайте их, потому что заставить родителей сделать это было бы слишком сложно», и «Свободно вызывайте полицию или сделайте это сами, если у вас есть пистолет или ружье, — можете полагаться на мою поддержку». Он также обещал вознаграждения в размере до пяти миллионов песо за наркобаронов, «живых или мертвых». В своих предвыборных речах он говорил: «Все вы, наркопотребители, — сукины дети, я убью вас, обещаю», и много раз заявлял, что лично убивал подозреваемых, когда был мэром Давао. Более того, Дутерте публично описывал людей, употребляющих метамфетамин («shabu» по-местному) как не-людей: «Вы должны помнить о том, что если человек shabu около года, он уже мертв. Они — живые ходячие мертвецы. От них больше нет пользы обществу».

В риторике филиппинской войны против наркотиков нет различия между наркозависимыми и наркопотребителями; правительство ставит знак равенства между просто потребителями и проблемными потребителями (проблемные потребители — это люди, принимающие инъекционные наркотики или длительно/регулярно потребляющие опиаты, кокаин и/или амфетамины примечание переводчицы), и приводит нереалистично раздутую статистику. Президент Дутерте, например, говорил, что на Филиппинах 3 миллиона наркозависимых, или даже 3,7 миллиона в некоторых речах. Это составило бы более 3% всего населения страны. Эти данные противоречат тем, которые предоставил в 2015 году Совет по опасным наркотикам при Офисе Президента Филиппин, как сообщало об этом агентство «Рейтер». Данное исследование показало, что в Филиппинах 1,8 миллиона наркопотребителей, из которых треть принимала наркотики только один раз за последние 13 месяцев, и всего лишь 860 тысяч сообщили, что употребляли метамфетамин.

Волна насилия на Филиппинах иллюстрирует уязвимость наркопотребителей в области прав человека и демонстрирует важность международного признания того, что Зейд Раад аль-Хусейн, Верховный комиссар ООН по правам человека, описал так:
«Люди не должны терять свои права человека только потому, что употребляют наркотики».
6
Что говорят надзорные органы в области прав человека о нарушении прав ради достижения результатов в сфере наркоконтроля?
Бывший Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй на своем выступлении во время одного из мероприятий Совета по правам человека в Женеве 16 июня 2014 года призвала государства-члены подойти к проблеме борьбы с наркотиками с точки зрения прав человека. Этому призыву вторили несколько международных обозревателей в сфере прав человека и наркоконтроля.

В сентябре 2015 года Управление верховного комиссара ООН по правам человека представило доклад о последствиях, которые имеет мировая проблема наркотиков на соблюдение прав человека; доклад был представлен на обсуждение группы экспертов во время Тридцатой сессии Совета по правам человека.

В докладе были отражены проблемы по пяти пунктам:
1. право на здоровье;
2. права, относящиеся к уголовному правосудию;
3. запрет на дискриминацию;
4. права ребенка;
5. права коренных народов.

Участники дискуссии указали и на другие критически важные вопросы, такие как продолжающаяся социальная стигматизация и изоляция наркопотребителей, смертная казнь за наркопреступления, негативные эффекты криминализации наркопотребления, защита прав бедного населения, занимающегося выращиванием запрещенных растений, барьеры, мешающие наркопотребителям получать адекватную медицинскую помощь, недоступность наркотиков для медицинского использования и обезболивания, «необходимость бороться с наркотиками в рамках целостного подхода на основе прав человека, который защищал бы права жертв и наркопотребителей на здоровье, недискриминацию и судебную защиту».

Выступая на Внеочередной сессии Организации Объединенных Наций, посвященной мировой проблеме наркотиков, в 2016 году Зейд Раад аль-Хусейн, Верховный комиссар ООН по правам человека, заявил о своей обеспокоенности тем, что из финального документа Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (UNGASS) были исключены ключевые элементы. Он описал свою реакцию на этот документ как смесь «глубокого разочарования и подавленного воодушевления». Он отметил важность того, что документ содержал новые отсылки на права человека, на здравоохранение, и был заявлен курс на принятие подхода, укорененного в правах человека. В то же время, Верховный комиссар выразил свое разочарование тем, что была упущена возможность приступить к реализации прав человека для наркопотребителей, в частности через декриминализацию личного наркопотребления: «Когда наркотики декриминализованы и есть доступ к здравоохранению, в том числе к программам снижения вреда, как мы это наблюдаем в нескольких государствах-членах ООН, наркозависимые люди с меньшей вероятностью прибегают к криминальным действиям ради того, чтобы добыть деньги на поддержание своей наркозависимости. Они могут получить опиоидную заместительную терапию, при которой психотропные препараты вводятся под медицинским наблюдением. Мы бы очень хотели видеть однозначные рекомендации по соблюдению права на здоровье, как описано в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах».
Доклад Верховного комиссара по правам человека: как мировая проблема наркотиков влияет на соблюдение прав человека
В отношении права на здоровье, доклад Верховного комиссара 2016 года говорит, что методы снижения вреда являются «жизненно необходимыми для людей, употребляющих наркотики», и предлагает информацию о следующих методах: опиоидная заместительная терапия, комнаты наблюдаемого потребления наркотиков, программы обмена игл и шприцов и др. В докладе приведены исследования, которые доказывают, что есть прямая связь между постоянным применением подходов по уменьшению вреда и снижением уровня распространения ВИЧ среди людей, употребляющих наркотики внутривенно.

Криминализация мер по снижению вреда — например, запрет на распространение информации о безопасном употреблении и запрет на ношение шприцов и других сопутствующих наркопотреблению предметов личного пользования, — все это может потенциально противоречить официальному документу ООН «Международные руководящие принципы, касающиеся прав человека в связи с ВИЧ/СПИДом».

Право на здоровье в контексте тюремного заключения было названо ключевым вопросом: профилактика, лечение и снижение риска заражения в местах длительного заключения — все это часто ограничено или отсутствует. Специальный докладчик по вопросу о праве на здоровье обозначил, к каким различным негативным последствиям в области реализации права на здоровье приводит криминализация потребления и хранения наркотиков. Среди прочего из-за криминализации наркопотребители боятся обращаться за медицинской помощью, что способствует распространению опасных практик потребления наркотиков. Специальный докладчик призвал к декриминализации наркопотребления.

Доклад также указывает на то, что у наркопотребителей нет доступа к базовым контролируемым лекарствам, что является ключевой проблемой в рамках права на здоровье. Зачастую у них нет доступа к жизненно необходимым контролируемым препаратам из-за того, что законодательство и практики, связанные с наркоконтролем, носят несоразмерно запретительный характер.

Также поднимается ряд вопросов, связанных с правами на уголовное судопроизводство: люди, употребляющие наркотики, рискуют подвергнуться обязательному тюремному заключению, им могут отказать в опиоидной заместительной терапии во время заключения (практика, приравненная к пыткам). В 33 странах по-прежнему существует смертная казнь за наркопреступления, несмотря на то, что Комитет по правам человека определил, что в наркопреступлениях нет состава, по которому их можно отнести к «особенно тяжким преступлениям». Внесудебные расправы и безнаказанность внесудебных убийств вызывают обеспокоенность в разговоре о борьбе с наркоторговлей. Наконец, была высказана обеспокоенность реализацией права на справедливый суд, а также нарушениями различных прав человека, связанными с обязательным заключением в лечебных наркологических центрах. Эту практику осудили 12 органов ООН в совместном заявлении.

В докладе высказывалась обеспокоенность в связи с запретом на дискриминацию: есть вероятность, что люди, признанные виновными за наркопреступление, сталкиваются с последующей дискриминацией в жизни. Этнические меньшинства могут подвергаться несоразмерному преследованию со стороны правоохранительных органов, и женщины, употребляющие или хранящие наркотики, в особенности подвержены отдельным формам дискриминации.

Также были выявлены проблемы в области прав ребенка, в частности заключение детей под стражу за наркопреступления, а также недоступность программ снижения вреда для детей. Права коренных народов также под угрозой из-за запретов, наложенных на выращивание растений с традиционной и религиозной функцией (в том числе каннабис, опийный мак, кока и кактус пейот).

В заключение, доклад призывает к полной защите прав человека для всех людей, употребляющих наркотики, и рекомендует всем государствам принять меры тому способствующие.
7
Какую роль играет Международный комитет по контролю за наркотиками?
МККН — это квазисудебный орган, созданный для наблюдения за реализацией конвенций ООН о наркоконтроле, как того требует Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года. Международный комитет по контролю за наркотиками создан по той же модели независимых экспертных комитетов, которая принята для реализации соглашений по правам человека, хотя отдельные функции комитетов отличаются в зависимости от сути соглашения. МККН может давать рекомендации по тому, как сделать так, чтобы наркотические и психотропные вещества были доступны для медицинских и научных целей, а также может требовать принятия мер для подавления черного рынка наркотиков.

За время своего существования МККН прославился тем, что критиковал новые альтернативные практики, предлагаемые для того, чтобы снизить негативные воздействия черного рынка. Одновременно МККН лишь отмечал практики, которые ведут к нарушению прав человека, не предлагая какого-либо анализа этих разрушительных практик. TNI и несколько других неправительственных организаций привлекли внимание к такой позиции МККН и рекомендовали этому органу начать реализовывать свои функции в координации с другими органами ООН в сфере соблюдения прав человека.

Каждый год МККН публикует доклад о реализации системы ООН по борьбе с наркотиками, основываясь на данных, собранных за время миссий МККН, и на информации, предоставленной государствами-членами ООН. В 2007 МККН заявила, что недостаточное уважение к правам человека подрывает реализацию конвенций о наркотиках. Похоже, что для МККН внимание к правам человека является практической необходимостью для выполнения собственных обязанностей. Но по текущий момент в ежегодных докладах МККН ни разу не была выражена обеспокоенность нарушением прав человека в результате борьбы с наркотиками.
По факту, в отличие от многих органов ООН, кажется, что МККН поддерживает существование «центров принудительного содержания» в качестве реабилитационных учреждений и отвергает философию снижения вреда.
Президент МККН, когда его спросили об этом напрямую, даже отказался осудить пытки. Члены совета и в своем ежегодном докладе продолжали уклоняться от вынесения решения относительно смертной казни за наркопреступления, даже когда государства-члены напрямую попросили их выразить свое мнение по этому вопросу [1]. Только лишь 14 марта МККН, наконец, решил рекомендовать государствам-членам рассмотреть отмену смертной казни за наркопреступления, но даже это мнение не было включено в доклад 2013 года. Впервые эта рекомендация была упомянута в ежегодном докладе 2015 года.

Но и в докладе 2015 года подтверждается позиция МККН о том, что «проблемы можно решить, в полной мере применяя конвенции и принципы политических соглашений». В докладе высказывается надежда на то, что Специальная сессия генеральной ассамблеи ООН (UNGASS) 2016 года будет платформой для обсуждения того, как можно лучше применить существующие конвенции, но доклад пресекает переоценку самих этих конвенций. Глава, посвященная здравоохранению и благополучию человечества, включает в себя только два коротких параграфа, которые напрямую выражают обеспокоенность соблюдением прав человека. Хотя этот раздел упоминает ранее выпущенную рекомендацию «рассмотреть отмену смертной казни [за наркопреступления]», бо́льшая часть текста посвящена тому, что наркопотребление и коррупция негативно влияют на права человека, и подчеркивает важность адекватного наркоконтроля для того, чтобы прав человека соблюдались. Шестнадцать рекомендаций к правительствам и к ООН в заключении доклада упоминают программы альтернативного образа жизни с целью уменьшения объема сбыта веществ, «адекватное медицинское лечение, основанное на эмпирических исследованиях» для наркозависимых, а также упоминается необходимость повысить доступность наркотических и психотропных веществ для медицинских целей. Рекомендации относительно смертной казни не повторены, и нет явного упоминания мер по снижению вреда, опиоидной заместительной терапии или расформированию центров по принудительному лечению.

Ежегодный отчет 2016 года, однако, убедительно показывает, что МККН движется к такой интерпретации конвенции ООН по наркотикам, которая ориентируется на здравоохранение и права человека. Доклад 2016 года включает в себя прямые рекомендации по назначению соразмерных наказаний (включая декриминализацию наркопотребления и хранения для личного использования) и по отмене смертной казни за наркопреступления.
Распыление химикатов над кокой в Колумбии
Координируемое, принудительное уничтожение незаконных урожаев по всему миру набрало обороты с 1998 года. В Колумбии стратегия по уменьшению объемов сырья состоит из ручного уничтожения, воздушного распыления и альтернативного развития. Колумбия начала интенсивную кампанию по массивному воздушному распылению в декабре 2000 в рамках программы «План Колумбия», которую финансирует США. За прошлые двадцать лет более 2,2 миллионов гектаров земли были опрысканы гербицидами, согласно Управлению по борьбе с наркотиками Государственной полиции Колумбии.

Воздушное распыление гербицидов (глифосат) над посевами привело к неимоверно вредоносным последствиям и разрушительным результатам. Ядовитые вещества подрывают здоровье местного населения, загрязняют питьевую воду и уничтожают не только посевы коки, но и законные зерновые урожаи. Эти нарушения прав человека подорвали легитимность государства, крестьяне больше, чем ранее, поддерживают партизанские солдатские формирования, а война против наркотиков переплелась с карательно-репрессивными действиями против повстанцев.
Рисунок колумбийских детей отражает последствия распыления, нацеленного на уничтожение посевов коки (Sanho Tree, IPS)
Из-за цикличного воздушного распыления химикатов население вытесняется со своих мест в глубь тропических лесов. Это ускоряет процесс уничтожения лесов на тех территориях, где участки, прежде орошенные химикатами, очищаются при помощи сжигания подрубочных остатков и вновь засеваются незаконной кокой или маком.

Согласно недавнему предварительному отчету Управления ООН по борьбе с наркоманией и преступностью (UNODC), территории, занятые под культивацию кустов коки в Колумбии, уменьшились на 62% за последнее десятилетие (2000–2010).

Считается, что это уменьшение вызвано сочетанием методов альтернативного развития и правоохранительных мер. Между тем, производство коки в Боливии и Перу значительно увеличилось, и общий объем произведенного кокаина остался прежним.В 2001 TNI опубликовал книгу о катастрофических последствиях воздушного распыления: «Порочный круг». Позднее, в 2009 году Witness for Peace (американская организация-наблюдатель за процессами мира в Латинской Америке — прим. переводчицы) опубликовала доклад «Бесплодные попытки: девять лет фумигации в Колумбии».

Комитет ООН по правам ребенка, Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам, Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на здоровье и Специальный докладчик ООН по правам коренных народов осудили эту практику.

Наконец, в мае 2015 года президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос объявил, что попросит Государственный Совет по наркотикам приостановить распыление глифосата над посадками запрещенных культур после того, как Международное агентство онкологических исследований (крыло Всемирной организации здравоохранения) опубликовало доклад, подтверждавший, что глифосат является для человека канцерогенным. В апреле 2016 Колумбия частично отказалась от этого решения, начала вновь распылять глифосат, теперь вручную, хотя запрет на воздушное распыление все еще в силе.К сожалению, распыление глифосата остается практикой, применяемой в других странах мира, от которой в особенности страдают фермеры, выращивающие съедобные культуры на пищу для своей семьи.
8
С целью установить контроль за наркотиками нарушаются права человека. Какие это нарушения?
Право на жизнь
Статья 3 Всеобщей декларации прав человека и статья 6 Международного пакта о гражданских и политических правах

Жестокие действия силовиков против наркопотребителей иногда приводят к убийствам без суда и следствия, как это было в 2003 году, когда Таиланд начал войну против наркотиков, в результате которой были убиты 2300 человек, и на Филиппинах, когда начавшаяся в 2016 году (и идущая до сих пор) война против наркотиков унесла 5000–6100 жизней (на декабрь 2016).

Конвенции ООН по наркотикам в настоящее время не содержат никаких определенных положений, которые бы обязывали страну, куда переправляют заключенного, гуманно с ним обращаться, если в этой стране нарушаются права человека или ему может грозить смертная казнь.
Смертная казнь за наркопреступления все еще существует в 33 государствах-членах ООН, в них ежегодно убивают более одной тысячи человек (A/HRC/30/65), хотя наркопреступления не относятся к списку «особо тяжких преступлений».
Право на здоровье
Конституция Всемирной организации здравоохранения, статья 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, статья 24 Конвенции о правах ребенка (и другие документы)

Люди, употребляющие наркотики, имеют право на то, чтобы услуги в области здравоохранения имелись в наличии, были доступными и качественными.

В нескольких странах, например, в Таиланде, Туркмении, России, Японии и некоторых странах Латинской Америки уголовное законодательство запрещает хранение и предоставление шприцов, что создает атмосферу страха и оставляет наркопотребителей без жизненно необходимой профилактики ВИЧ и без других медицинских услуг. Это учит людей рискованному поведению и способствует дальнейшей передаче таких кровяных инфекций, как ВИЧ и гепатит С.

Доступ к жизненно необходимым контролируемым лекарственным препаратам — это признанное минимальное требование в праве на здоровье. Из-за законодательных и политических ограничений на жизненно необходимые контролируемые лекарственные препараты, такие как морфин, десятки миллионов людей страдают от болей разной степени тяжести. Доступ к метадону и бупренорфину, как веществам в заместительной терапии для опиоидозависимых, затруднен или в некоторых странах является незаконным.

Согласно Специальному докладчику ООН по вопросу о праве на здоровье, наблюдались случаи судебных процессов в различных юрисдикционных системах в отношении беременных женщин, употреблявших наркотики. Специальный докладчик утверждает, что такая криминализация поведения во время беременности посягает на право беременных женщин на здоровье, т.к. они не имеют доступа к медицинской помощи.

Некоторые страны Юго-Восточной Азии используют «центры обязательного заключения и реабилитации» для лечения от наркозависимости. В этих центрах зачастую работают представители силовых структур, не имеющие никакой медицинской подготовки.

Сообщается, что в некоторых центрах даже используют экспериментальное лечение без согласия пациентов (также см. право на достоинство, присущее человеческой личности, статья 10 Международного пакта о гражданских и политических правах).
Свобода от жестокого, бесчеловечного обращения
Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Конвенция о правах ребёнка

В своем докладе Манфред Новак, бывший Специальный докладчик по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания, отметил вызовы, которые создает уголовное судопроизводство, когда прибегает к карательной наркополитике. Карательная наркополитика приводит к чрезмерному количеству заключенных и игнорирует особые нужды наркопотребителей в заключении. Манфред Новак и пришедший ему на смену Специальный докладчик, Хуан Мендес, призывали к тому, чтобы более масштабно развернуть меры по снижению вреда в местах лишения свободы.

Многие наркопотребители сообщают, что подвергаются побоям, сексуальному насилию, голоду и унижениям в тюрьмах и центрах обязательной реабилитации.

Синдром «ломки» используют для того, чтобы вымогать деньги или выуживать информацию от наркопотребителей; также широко распространены избиения подозреваемых полицейскими с целью получить информацию.
Свобода от принудительного труда
Статья 8 Международного пакта о гражданских и политических правах

Центры принудительной реабилитации иногда используют принудительный труд в «терапевтических» целях, заставляя пациентов работать без компенсации.
Право на должный процесс и справедливый суд
Статья 9 Международного пакта о гражданских и политических правах

Большое количество арестов в связи с наркотиками, система уголовного судопроизводства часто перегружена, и подозреваемых иногда держат в предварительном заключении месяцами.

Наркопотребителей, которых направляют в центры принудительной реабилитации, часто арестовывают и отправляют туда автоматически, без должного судебного разбирательства. В нескольких странах Юго-Восточной Азии всех наркопотребителей, трудоспособных и нетрудоспособных, посылают в эти принудительные центры. Это значит, что система не различает между наркопотребителями, которым действительно нужна медицинская помощь, и теми, кто потребляет наркотики разово.

Создаются специальные суды, чтобы вести дела над подозреваемыми в незаконном обороте наркотиков, например Революционный трибунал в Иране.
Право на свободу от дискриминации
Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1960, Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966

Из-за острой социальной стигмы наркопотребители испытывают дискриминацию на рабочем месте и в сообществах, в которых они проживают.

В некоторых странах законы, связанные с наркоконтролем, применяются на основаниях, дискриминирующих этнические меньшинства, коренные народы и женщин. Особенно мощная стигма закреплена за женщинами и беременными, употребляющими наркотики.
Право на удовлетворительный уровень жизни и на последовательное осуществление экономических, социальных и культурных прав
Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966

Запрещенные вещества обычно производятся фермерами, которые проживают в самых бедных и самых незащищенных сообществах в мире. Кампании по уничтожению урожая могут иметь непоправимые последствия для фермеров и их семей, лишая их единственного способа к добыванию пищи.

Программы альтернативного развития, если они плохо разработаны и реализованы, также могут иметь непоправимые последствия для этих сообществ.
Экономические, социальные и культурные права коренных народов
Статья 14(2) Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988, Конвенция №169 о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах 1989, Всеобщая декларация прав коренных народов 2007 (статьи 11, 12, 24, 26, 27), Международный пакт о гражданских и политических правах (статья 5), Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (и другие документы)

Коренные народы живут с запретом на производство и потребление психотропных препаратов, которые они использовали на протяжении веков как часть традиционных ритуалов. Так произошло с листами коки в Латинской Америке, с кратомом в Таиланде и Мьянме, с опиумом по всей Юго-Восточной Азии.
Права ребенка
Статья 33 обязует всех участников принять все необходимые меры, включая законодательные, административные, социальные и образовательные меры, чтобы защитить детей от незаконного употребления наркотических и психотропных веществ, как определено в действующих международных соглашениях, и чтобы предотвратить вовлечение детей в незаконное производство и оборот таких веществ

Существующая система наркоконтроля не защищает детей так, как нам хотелось бы, уровень наркопотребления среди подростков высок, как никогда, и когда дети начинают потреблять наркотики, им не предоставляется никакое лечение или услуги по снижению вреда. В большинстве стран дети, употребляющие наркотики, по закону считаются преступниками и во многих случаях вынуждены нести не себе эту ношу всю жизнь. В то же время, дети родителей, употребляющих наркотики, стигматизированы, и если их родителей отправляют в тюрьму или центры принудительного пребывания, риск того, что дети совершат преступления и начнут употреблять сами, возрастает неимоверно.

Дети — это одна из групп, не имеющих доступа к жизненно необходимым контролируемым лекарственным средствам для снятия боли.
Детей задерживают вместе с матерями, осужденными за наркопреступления, так как им больше некуда идти.
Дети умирают и становятся сиротами из-за насилия, связанного с наркотиками.

Детей часто помещают в заключение за наркопреступления, хотя Статья 37 Конвенции о правах ребенка четко заявляет, что задержание или тюремное заключение ребенка используется «только как самая крайняя мера и только на минимально возможное время».

Комитет ООН по правам ребенка призывает не криминализировать детей, употребляющих наркотики; предоставлять точную и объективную информацию о наркотиках; вводить такие услуги по снижению вреда и реабилитации от наркозависимости, какие подходят подросткам.

Комитет по правам ребенка осудил воздушное распыление химикатов в Колумбии и найм несовершеннолетних в военные силы Мексики для участия в войне против наркотиков. Комитет также осудил Вьетнам и Камбоджу за удержание детей в центрах принудительной реабилитации.
Право на неприкосновенность частной жизни
Статья 3 Всеобщей декларации прав человека и статья 6 Международного пакта о гражданских и политических правах

Связь между международной системой наркоконтроля и этой сферой права — это новая область, вызывающая обеспокоенность. В то время, как право на неприкосновенность частной жизни не является абсолютным, и вмешательство в частную жизнь может быть оправдано необходимостью защитить здоровье общества и, в ограниченных случаях, общественную мораль, международные нормы прав человека требуют, чтобы такие вмешательства были хорошо обоснованы и законны.

Позиция Европейского Суда по правам человека и Комитета по правам человека позволяет понять, что право на определенное поведение может быть защищено законом, даже если это поведение считается физически или морально вредным. Специальный докладчик по вопросам здоровья заявил, что в контексте сексуального здоровья «общественная мораль не может служить причиной для реализации или внедрения законов, которые могут привести к нарушению прав человека [...] Хотя для Государства это законодательно закрепленная цель — обеспечить определенные результаты в здравоохранении, меры, принимаемые для достижения этих результатов, должны быть подкреплены эмпирическими данными и соразмерны, дабы обеспечить соблюдение прав человека».
Этот взгляд становится особенно важным в связи с недавними решениями правительств Аргентины (2009), Колумбии (2012) и Мексики (2014), где было выявлено, что криминализация хранения малых доз определенных наркотиков для личного использования противоречит защите права на самостоятельность, неприкосновенность частной жизни или «свободное развитие личности».

Хотя ни один международный орган по правам человека еще не рассмотрел, как именно право на неприкосновенностью частной жизни, самостоятельность и свободное развитие личности по своему статусу соотносится с наркопотреблением, растущее обсуждение этого вопроса на государственном уровне говорит о том, что аккуратное обсуждение границ личной свободы и независимости должно играть какую-то роль в дальнейших разговорах о наркоконтроле.
9
Что можно сделать для движения вперед — для того, чтобы права человека лежали в основе наркополитики?
Главная цель конвенций ООН по наркотикам — «защитить здоровье и благополучие человечества» — ни в коем случае не противоречит международным правам человека, но в то же время многие нарушения прав человека происходят во имя защиты законов о наркотиках. На протяжении лет инновации в области наркополитики доказывают, что эффективный, эмпирически обоснованный подход может способствовать защите прав человека, в то же время уделяя внимание ущербу, который наносят наркотики. Что необходимо сделать, так это изменить цели: цель достичь высокий уровень арестов и изъятия веществ — неверная цель; мы знаем, что такими мерами невозможно повлиять на рынок наркотиков.
Черный рынок всегда будет на один шаг впереди правозащитных сил. Вместо этого нам стоит стремиться снизить вред от употребления наркотиков для конкретного наркопотребителя и малого сообщества; задаться целью сделать социальные и медицинские услуги доступыми; снизить уровни передозировок и заражений кровяными инфекциями; сократить насилие, связанное с наркотиками.
Конвенции ООН по наркотикам необходимо интерпретировать в соответствии с международными нормами в области прав человека. Такой подход одновременно ограничит любые перегибы, которые ранее можно было оправдать этими документами, и увеличит юридическую поддержку положительным элементам в рамках соглашений, таким, как доступ к жизненно необходимым контролируемым лекарственным препаратам. Такой подход также даст программам по снижению вреда свободно расти и развиваться в пределах конвенций.

Конвенции ООН не криминализуют наркопотребление или даже хранение для личного использования и позволяют правительствам отдельных стран предлагать альтернативные решения. Международному комитету по контролю за наркотиками (МККН) и Управлению ООН по борьбе с наркоманией и преступностью (UNODC) следует выступать в поддержку этих альтернатив. Действительно, если учитывать тот факт, что криминализация потребления неэффективна, сложно увидеть, как криминализацию личного потребления или хранения можно называть соразмерным вмешательством в право на неприкосновенность частной жизни или в религиозные или культурные действия.

При этом, в конвенциях по наркотикам есть статьи, которые невозможно совместить с соблюдением норм в области прав человека, в частности запрет на определенные традиционные, культурные практики. Страны-участницы конвенций должны рассмотреть эти конфликты.

Все органы ООН обязаны способствовать утверждению прав человека, так как существуют под покровительством Устава ООН.

Управление ООН по борьбе с наркоманией и преступностью (UNODC) обеспечивает «техническую поддержку» в сфере наркоконтроля, например, юридические консультации, полевые миссии и представительства, обучение судей. Совсем недавно UNODC опубликовало директивную записку, в которой обрисовало, каким образом намеревается развивать и защищать права человека.

В своем Всемирном докладе о наркотиках за 2011 год UNODC призывает к изменениям в трех ключевых областях:

— поместить заботу о здоровье граждан обратно в центр борьбы против наркотиков, сбалансированно расходуя финансы так, чтобы обеспечивать здравоохранение в нужном объеме и уменьшать негативные медицинские и социальные последствия наркопотребления;
— соотносить борьбу с наркотиками и всю борьбу с преступностью;
— защищать права человека и человеческое достоинство.

Во Всемирном докладе о наркотиках 2016 года были даны ответы Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (UNGASS) и особое внимание было уделено тому, как важно, чтобы международная наркополитика ориентировалась на Цели в области устойчивого развития и более широко — на глобальные инициативы в области развития. Доклад подчеркивал взаимосвязь между мировой проблемой наркотиков и несколькими ЦУРами, включая те, которые относятся к уменьшению неравенства, обеспечению здоровья, достижению гендерного равенства, искоренению бедности, защите природы и биоразнообразия, установлению мирного и справедливого общества и международного сотрудничества. В докладе подчеркивается, что наркополитика должна полностью согласовываться с международными правами человека, быть основана на эмпирических данных, должна учитывать гендерные факторы. В докладе в особенности концентрируется внимание на праве заключенных на здравоохранение.

Ежегодный отчет МККН за 2016 в такой же степени ясно утверждает необходимость защищать права человека в процессе борьбы с наркотиками. МККН привлекает внимание к соразмерности наказания и рекомендует государствам-членам, сохраняющим высшую меру наказания за наркопреступления, отказаться от смертной казни за эту категорию преступлений. МККН напоминает государствам-членам ООН, что «Конвенции не обязывают заключать под стражу наркопотребителей, совершивших мелкие преступления». МККН также призывает немедленно прекратить внесудебные расправы во имя борьбы с наркотиками и требует провести расследования и наказать виновных.
10
Что должны сделать страны, чтобы интегрировать права человека в наркополитику?
Во-первых, следует определить, какие существуют проблемы в реализации прав человека в рамках государственной наркополитики. Как только это будет сделано, следует изменить эту политику так, чтобы обеспечить защиту прав человека для наркопотребителей, производителей и торговцев наркотиками, а также для их социального окружения. СМИ играют важную роль в информировании о правах человека и влиянии на общественное мнение.

Интегрированный, сбалансированный подход, основанный на принципе снижения вреда, поможет включить права человека в наркополитику. В некоторых регионах потребуется большая политическая смелость, чтобы выбрать этот подход. Также очень важно, чтобы правозащитная и судебная системы поддерживали новый подход, чтобы наказания были соразмерными и чтобы полицейские не вмешивались в услуги по реабилитации и снижению вреда.

Странам-кредиторам следует проследить за тем, чтобы их финансовая поддержка на была направлена на содержание и обучение работников в центрах принудительного содержания, где люди подвергаются физическому насилию, пыткам и лечению, для которого нет научных обоснований. Странам-кредиторам следует делать все возможное, чтобы убедиться, что их помощь не способствует действиям, которые нарушают права человека. UNODC разрабатывает свой собственный инструмент по плановому обеспечению прав человека, чтобы избежать возможного содействия в нарушении прав человека.
11
Что делает TNI по вопросу прав человека и наркополитики?
В рамках программы «Наркотики и демократия» TNI проводит исследования наркотиков, рынков наркотических веществ и результатов наркополитики в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии. При помощи нашей работы мы стремимся улучшить политику в области борьбы с наркотиками на национальном и международном уровне.

Мы привлекаем внимание к нарушениям прав человека в процессе борьбы с наркотиками и предлагаем альтернативные политические решения. Мы публикуем серию брифингов по наркополитике и законодательным реформам. Эти брифинги можно найти на нашем сайте.

Мы вовлечены в официальные обсуждения (внутригосударственные и международные) по наркополитике, присутствуем на ежегодных встречах Комиссии ООН по наркотикам в Вене в качестве НПО-наблюдателя.

Мы помогаем правительствам разработать действия, связанные с принятыми резолюциями и требующие защиты и соблюдения прав человека.

В Латинской Америке, Европе и Юго-Западной Азии TNI помогает наладить неформальный диалог о наркополитике между официальными представителями правительства и экспертами по наркополитике, способствуя созданию более эффективной, эмпирически обоснованной наркополитики с правами человека в центре системы.

TNI также работает для того, чтобы улучшить представительство фермеров, выращивающих наркотики, в обсуждениях наркополитики на международной арене, и для того, чтобы улучшить видимость их прав человека. В 2013 TNI помог организовать первый форум фермеров, выращивающих культуры, объявленные незаконными в Юго-Восточной Азии, и в 2016 году производители запрещенных культур из 14 стран собрались в Нидерландах. Заключения с этой встречи были представлены на UNGASS 2016.
Автор статьи предлагает список материалов для изучения. Мы оставили только те, ссылки на которые ещё живы.

«Out of harm's way»
Вне опасности — внутривенные наркопотребители и снижение вреда, доклад по защите прав, Международная федерация Красного Креста и Полумесяца, декабрь 2010

«Right of everyone to the enjoyment of the highest attainable standard of physical and mental health»
Тематический доклад Специального докладчика ООН о праве каждого человека иметь физическое и ментальное здоровье высшего возможного качества, 6 августа 2010